Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki
Главная < Новости < В стране < Подробнее

23.07.2021 (00:00)

Минобороны России запускает мультимедийный раздел «Киевская оборонительная: Бессмертный подвиг на берегах Днепра», о массовом героизме красноармейцев в ходе Киевской стратегической оборонительной операции 1941 года

Киевская стратегическая оборонительная операция 1941 года стала первой оборонительной операцией Красной Армии и одной из самых драматических и героических битв в истории Великой Отечественной войны. Путем неимоверного героизма и самопожертвования войскам Красной Армии и простым жителям Киева удалось на два месяца задержать обладавшего более чем двукратным численным превосходством противника и сыграть важную роль в срыве гитлеровского плана «молниеносной войны». Здесь вермахт потерял более 100 тысяч солдат и офицеров, 17 его дивизий оказались скованными активными действиями Красной Армии. Лишь прекратив наступление на главном направлении (на Москву) и, оттянув значительные силы на юг, чтобы окружить войска Юго-Западного фронта, гитлеровцы смогли пересилить защитников города-героя. Длительная и упорная оборона войск Юго-Западного фронта далась нашему народу дорогой ценой, о чем и сейчас свидетельствуют бесчисленное количество памятников и воинских захоронений, воздвигнутых в честь героев тех дней.

Продолжая деятельность по сохранению исторической памяти, Минобороны России, запускает новый мультимедийный раздел «Киевская оборонительная: Бессмертный подвиг на берегах Днепра». В нем на основе рассекреченных документов из фондов Центрального архива Минобороны России рассказывается о героизме и мужестве советских воинов, боровшихся за свободу Отечества в ходе первой в Великой Отечественной войне стратегической оборонительной операции Красной Армии (Киевская стратегическая оборонительная операция 1941 года).

Основу исторического раздела составляют многочисленные боевые донесения, в которых рассказывается об ожесточенном характере боевых действий, массовом героизме бойцов и командиров Красной Армии.

Так, донесение от 13 августа 1941 года начальнику Главного политического управления РККА армейскому комиссару 1-го ранга Льву Мехлису рассказывает о том, как взвод лейтенанта Бреславского, находясь в обороне, подвергся нападению превосходящих сил противника. «Подпустив противника на 800-1000 метров, лейтенант Бреславский открыл ураганный огонь. Когда первые ряды фашистов были смяты, храбрый лейтенант повел бойцов в атаку. Больше роты противника разгромлено. Захвачено в плен восемь солдат и ефрейтор».

В этом же документе описан подвиг, который является одним из ярчайших примеров беззаветного самоотверженного служения Отечеству. Его совершил наводчик противотанкового орудия ефрейтор Георгий Никитин: «Первыми выстрелами своего орудия он уничтожил 4 танка. Когда орудие было подбито, Никитин перебежал к другому и помогал расчету вести огонь. Второе орудие вышло из строя. Никитин бросился к орудию 1-го взвода и из него уничтожил еще пять танков. На поле боя стояли изуродованные и дымящиеся 9 танков противника. Вражеский снаряд прервал жизнь героя Никитина».

В донесении от 21 августа 1941 года сообщается, что младший лейтенант Виноградов с отрядом в 14 бойцов, выполняя специальное задание по разведке, «уничтожил разведывательную группу противника в составе 40 человек и взял в плен 4 гитлеровцев. Захвачены трофеи: 8 ручных пулеметов, 2 радиостанции, полевая сумка с ценными документами и картой с нанесенной обстановкой». В этом же документе говорится о младшем лейтенанте Броварове, который с пятью бойцами залповым винтовочным огнем сбил немецкий истребитель ME-109.

Донесение от 25 августа 1941 года красноречиво описывает военную смекалку офицеров и бойцов-красноармейцев Юго-Западного фронта. «Исключительную смелось и находчивость» проявил командир разведгруппы младший лейтенант Мельников (139-го стрелкового полка 41-й стрелковой дивизии), который, выполняя задание на переднем крае обороны немцев, сумел уничтожить разведгруппу противника из 9 солдат во главе с офицером, двух пулеметчиков и без потерь вернуться в часть с ценными сведениями. В другом эпизоде военная хитрость Мельникова позволила ему и 6 бойцам выйти из окружения в с. Певцы, в которое он попал после возращения с очередного разведзадания. Когда боеприпасы были уже на исходе, а «немцы обнаглели и начали окружать группу т.Мельникова… Тогда т. Мельников шёпотом подал команду и мощное красноармейское «ура» прокатилось по лощине. Фашисты, посчитав, что красноармейцы идут в штыковую атаку, в замешательстве отползли. Тов. Мельников воспользовался временным замешательством фашистов и без потерь вывел свою группу из окружения». Здесь же описан другой эпизод из боевой жизни младшего лейтенанта: «Находясь на следующий день с четырьмя красноармейцами в разведке у с. Ульяники, тов. Мельников заметил, что 5 фашистов направились в колхозный сад. Когда «любители колхозных груш» влезли на деревья, группа тов. Мельникова пробралась в сад, забрала автоматы, оставленные фашистами на земле, а затем тряхнула с деревьев их самих и доставила в часть».

О высокой выучке и бесстрашии советских воинов говорит донесение от 30 августа 1941 года: «Прикрывая отход своей роты на новые огневые рубежи парторг роты 441 стрелкового полка 116 стрелковой дивизии красноармеец Джапаридзе метким пулеметным огнем уничтожил 100 фашистских солдат». В этом бою Джапаридзе пожертвовал собой ради товарищей. Также в документе отмечаются умелые действия в бою лейтенанта Тельцова из воздушно-десантного батальона, который «отражая атаку противника, (…) лично уничтожил до 50 немецких солдат и поджег один вражеский танк».

Несмотря на численное превосходство, попытки окружения оборонявшихся советских войск обходились противнику очень дорого. Так в донесении от 1 сентября 1941 года рассказывается о том, как второму батальону 884-го стрелкового полка 196-й стрелковой дивизии удалось уничтожить более 300 фашистских солдат и офицеров, дважды выйти из окружения. В этом документе также описывается, как разведгруппа 159-й стрелковой дивизии во время выполнения боевого задания столкнулась с превосходящими силами противника и вступила в бой. В этом столкновении красноармейцами было уничтожено 110 гитлеровцев, 10 взяты в плен, выведено из строя три танкетки, три автомашины, два орудия.

В этом же документе описан боевой эпизод, свидетельствующий о личном мужестве и геройстве связиста 64-го стрелкового корпуса Яковлева. «Красноармеец связист Яковлев, член ВЛКСМ, во время наводки телефонной линии попал в окружение фашистов, которые стремились взять его в плен. Но задуманный коварный замысел врага не осуществился. В завязавшемся неравном бою тов. Яковлев уничтожил 25 солдат, одного офицера и вышел из окружения».

В донесении от 7 сентября рассказывается о военной хитрости, которую применил младший политрук Беляев, когда его с тремя бойцами пытались захватить в плен 16 немецких солдат: «Фашисты кричали сдавайтесь. Отважный командир Беляков решил действовать хитростью: «Сдаемся» – ответил он, продолжая двигаться вперед. Когда расстояние сократилось, на головы фашистов полетели гранаты. Большая часть солдат была уничтожена, один взят в плен, а остальные разбежались. Выполнив боевой приказ, группа возвратилась в часть».

Не меньшую самоотверженность проявляли и военные летчики, сражавшиеся за украинское небо. В донесении от 27 августа 1941 года описан героизм советских соколов в ходе отражения налета шести бомбардировщиков противника на станцию Бахмач. Здесь фашисты пытались разбомбить железнодорожный эшелон. Летчики-истребители 62-й авиадивизии сержант Бабкин и младший лейтенант Бутузов вступили с противником в бой. Когда самолет сержанта Бабкина получил повреждение мотора и вынужден был пойти на посадку, гитлеровцы набросились на истребитель младшего лейтенанта Бутузова. Благодаря высокому летному мастерству, Бутузов сбил один самолет противника, а остальных заставил отступить.

Защита родной земли стала святым долгом всех советских людей. Опубликованные в разделе документы свидетельствуют об огромном вкладе в борьбу с фашизмом мирного населения Киева, а также местных комсомольских и партийных организаций. В общей сложности свыше 200 тыс. жителей Киева добровольно вступили в Красную Армию, еще свыше 160 тыс. ежедневно работали на строительстве оборонительных рубежей.

В представленной выписке из докладной записки помощника начальника Политуправления Юго-Западного фронта Черкасова от 8 сентября 1941 года отмечено, что 13130 комсомольцев и трудящейся молодежи города пошли добровольцами на фронт. Среди них было 2358 девушек-комсомолок, которые отправились на передовую в качестве медсестер и дружинниц, 3435 девушек стали донорами крови. «79120 человек молодых патриотов работали по укреплению подступов к Киеву», – отмечается в документе.

Летом 1941 года в оккупированных гитлеровскими полчищами районах Украины создавались партизанские отряды.

Политдонесение от 20 августа 1941 года свидетельствует: «Все шире разрастается партизанское движение в районах, занятых противником. Партизаны своими смелыми внезапными налетами на обозы, отдельные части, разведку наносят противнику большой урон и держат его все время в состоянии напряжения и страха».

Недалеко от села Сумы действовал отряд численностью около 300 человек, который совместно с действующими частями Красной Армии участвовал в контрнаступлении на Смелу. В Немирово, в районе Винницы, Жмеринки, Вапнярки, действовали партизанские отряды численностью до 1000 человек. Согласно опубликованным документам, партизаны взрывали цистерны с горючим, железные дороги и мосты, нарушали связь.

Во многих опубликованных в разделе документах отмечаются высокие боевые заслуги советских патриоток и их вклад в кровопролитную борьбу народа за жизнь и свободу Отечества. Эти документы, а также приведенные в разделе наградные материалы подтверждают: наши женщины боролись с немецко-фашистскими захватчиками наравне с мужчинами.

Как свидетельствует выписка из докладной записки от 8 сентября 1941 года помощника начальника Политического управления Юго-Западного фронта, из войск было направлено ходатайство о присвоении звания Героя Советского Союза комсомолке Елизавете Мухиной. Она, выполнив боевое задание в тылу противника, «на обратном пути попала на передовую линию одной из частей Красной Армии и увидела, что раненым бойцам необходимо оказывать медпомощь. Она горячо приступила к этой работе. Два дня т.Мухина самоотверженно упорно работала на фронте без отдыха, показав исключительный героизм и отвагу».

Примечателен подвиг 16-летней дочери кузнеца киевского завода «Арсенал» Леоноры Скворчинской. Она явилась в артиллерийский дивизион и после многократных настойчивых просьб была оставлена в подразделении в качестве санитарки. Донесение от 23 августа 1941 года свидетельствует: «В период действий подвижной группы 26 армии тов. Скворчинская, пренебрегая опасностью, во время бомбежки авиацией противника раненых заносила их в укрытия и, когда сама не могла донести пострадавшего, заставляла бойцов вылезать из щелей и оказывать ей помощь. Бесстрашная патриотка родины Скворчинская спасла жизнь десятками бойцов и командиров». За свои подвиги смелая киевлянка была награждена медалью «За боевые заслуги».

В донесении от 29 августа 1941 года в Главное Политуправление РККА рассказывается о 19-летней медсестре по фамилии Биба из 1050-го стрелкового полка 301-й стрелковой дивизии, которая среди боевых товарищей прославилась своим бесстрашием: «Она неоднократно ходила с бойцами в атаку. На своих плечах тов. Биба вынесла с поля боя 26 раненых бойцов и командиров, 105 товарищам оказала помощь на поле боя. Она учит личный состав оказанию первой помощи в бою, в свободные минуты сама учится военному делу».

***

Ввиду упорного сопротивления советских войск и невозможности захватить город, немецкое командование повернуло 1-ю танковую группу на юго-восток в обход Киева. Этой группе удалось захватить плацдарм на левом берегу Днепра в районе Кременчуга, и 12 сентября 1941 года она двинулась на север, в обход войск Юго-Западного фронта. Навстречу ей, с севера, двигалась 2-я танковая группа, которую гитлеровцы сняли с главного – московского – направления. 15 сентября в районе села Лохвицы немецко-фашистские войска сомкнули танковые клещи.

Ряд опубликованных в разделе документов рассказывают о драматических моментах Киевской стратегической оборонительной операции, тяжелейших условиях, с которыми столкнулись бойцы и командиры советских войск (37-й, 26-й, 5-й, 21-й армий) в окружении, повествуют о множестве попыток прорыва красноармейцев к своим. Во вражеском кольце тогда оказалось 452,7 тыс. человек, из окружения удалось прорваться лишь 20 тысячам…

Прорываясь из окружения в боевых порядках наравне с бойцами сражались командиры всех рангов. Об этом красноречиво свидетельствуют опубликованные в разделе документы.

Так, в опубликованном докладе заместителя начальника штаба Юго-Западного фронта генерал-майора Ивана Баграмяна от 26 сентября 1941 года о выходе из окружения войск фронта за период с 17 по 25 сентября описаны условия, в которых вынуждены были действовать окруженные подразделения Красной Армии: «Отсутствие танков и артиллерии и переправочных средств в этой обстановке привело к тому, что ни одному из отрядов не удалось силой оружия захватить переправы и выйти из окружения. Из окружения ушли лишь те, кто незаметно для противника нашел глухое место переправы. (…) Часть людей прошла через мосты, удерживаемые немцами, но уже переодетыми в гражданскую одежду под видом местных жителей».

О крайне тяжелом положении окруженных свидетельствуют цифры статистики из доклада начальника штаба Юго-Западного фронта генерал-майора Александра Покровского от 2 октября 1941 года. Так, в окружение попали 452 720 военнослужащих, при этом на все подразделения приходилось всего 64 танка. В докладе приводится количество стрелкового оружия, артиллерии, автомобилей, тракторов, радиостанций окруженных войск.

20 сентября 1941 года в бою недалеко от села Лохвицы при попытке прорваться из кольца почти в полном составе погибло управление Юго-Западного фронта, в том числе командующий восками фронта генерал-полковник Михаил Кирпонос. Некоторые сведения о его последних днях жизни представлены в опубликованном докладе офицера для особых поручений полковника Василия Сергеева от 10 октября 1941 года. «Один раненый капитан, пришедший к нам, сообщил, что он видел в районе Буданка тт. Кирпоноса, Бурмистенко и других больших командиров» – указывается в документе. На следующий день «в 13 часов нам позвонили из Рашевка в Гадяч, что К., Б. и М. (т.е. условно Кирпонос, Бурмистенко и Михеев) находятся около Рашевка и просили выслать машину». Однако выручить командующего фронтом не удалось: «Когда подъехали к Рашевка, немцы вошли в село (…). Нам с боем удалось вывести оттуда до 50 человек командного состава, в том числе начальника ВВС 5-й армии полковника Скребко».

В своем докладе о выходе из окружения командир 31-го стрелкового корпуса генерал-майор Николай Калинин сообщил, что в боях в ходе прорыва «части корпуса полностью потеряли все технические средства управления. В дальнейшем руководство боем осуществлялось моим непосредственным выездом в части». Кроме того, положение окруженных значительно осложнялось нехваткой орудий: «Отсутствие в частях корпуса противотанковой артиллерии, давало успех всякой танковой атаке противника». В конце концов боеприпасы и силы советских войск иссякли настолько, что «дальнейший выход из окружения происходил небольшими группами, одиночными бойцами, под непрерывным воздействием танков и артиллерии противника». Бои в котле продолжались до 26 сентября, а группы бойцов и командиров продолжали выходить из окружения до 2 октября.

Защитники Киева принесли огромную жертву. Но она позволила сорвать планы «молниеносной войны» Гитлера и отвлечь значительные силы с московского направления, что дало время на подготовку к обороне столицы. Даже в среде немецкого командования высказывалось мнение, что «тактический успех» вермахта под Киевом стал причиной дальнейшей «стратегической неудачи» под Москвой в декабре 1941 года.

О тяжелых потерях, понесенных Красной Армией и жителями Украинской ССР во время битвы под Киевом в 1941 году, свидетельствуют не только архивные фронтовые документы, но и огромное количество памятников, мемориалов и воинских захоронений, установленных в местах боев.

В настоящее время на территории Киевской, Черниговской, Черкасской, Сумской, Житомирской, Винницкой, Полтавской, Днепропетровской областей по российским данным расположены 7 378 воинских захоронений времен Великой Отечественной войны, в которых покоится более 275 тыс. павших советских воинов и военнопленных. Из них более чем 1,3 тыс. мемориалов датированы событиями трагического 1941 года. В разделе представлены учетные карточки некоторых из них.

Так, согласно учетной карточке братской могилы в городе Смела Черкасской области на улице Фурманова захоронено около 30 000 советских военнослужащих и мирных граждан, погибших в немецком концентрационном лагере. Из всех погребенных здесь удалось установить имена только 9 человек. Возле захоронения в 1950 году была установлена скульптура воина-освободителя, снявшего головной убор и держащего на груди автомат.

Как следует из другого документа, в братской могиле в городе Конотоп Сумской области захоронено около 27 000 советских военнопленных. В 1957 году рядом с захоронением был воздвигнут величественный памятник – 4-метровый постамент, на котором застыли фигуры матери с сыном.

В двух захоронения в городе Хорол Полтавской области, карточки которых опубликованы в разделе, покоится в общей сложности более 39 000 советских военнопленных. Документы свидетельствует, что некоторые из погребенных здесь погибли в ходе августовских оборонительных боев 1941 года на подступах к Киеву, другие – уже в плену в 1942 году. В учетной карточке одной из могил указано, что «количество захоронных округлено до тысячи, т.к. точного количества установить не удалось». На двух захоронениях в 1950-х годах были установлены массивные скульптуры, изображающие советских воинов. По различным оценкам, в захоронениях концентрационного лагеря «Хорольская яма» в общей сложности погребено более 90 тыс. человек, большинство из которых были красноармейцами.

Военные мемориалы, хранящие память о героическом прошлом советского народа, нередко подвергаются идеологическим нападкам в современной Украине. В рамках политики «декоммунизации» официальных украинских властей при содействии националистических групп в разных уголках страны все чаще предпринимаются попытки уничтожения и осквернения памятников советским гражданам – героям Великой Отечественной войны. Одновременно здесь с особым пафосом и «шумом» открываются скульптурные композиции, посвященные откровенным коллаборантам и соучастникам нацистских преступлений.

Несомненно, Киевская стратегическая оборонительная операция – это героическая страница нашей общей истории борьбы наших народов с фашизмом. К сожалению, на протяжении постсоветского времени украинская сторона, несмотря на все российские инициативы, все больше отдаляется от совместной военно-мемориальной работы и полностью отказалась от выполнения обязательств в рамках Соглашения об увековечении памяти о мужестве и героизме народов государств – участников СНГ в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов от 3 сентября 2011 г.

Публикация архивных документов о первой стратегической оборонительной операции Красной Армии в Великой Отечественной войне является продолжением деятельности военного ведомства, направленной на охрану и защиту исторической правды, противодействие фальсификациям истории.

1 2 3 4 5
-Не проголосовано-
Оцените информацию на данной странице
Опубликовать в LiveJournal Опубликовать в twitter Опубликовать ВКонтакте Опубликовать в FaceBook
Наверх
ServerCode=node2 isCompatibilityMode=false