Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki
Главная < Новости < В стране < Подробнее

19.02.2011 (09:00)

20 февраля ГОУ ГШ ВС РФ исполнится 309 лет

Интервью с начальником Главного оперативного управления – заместителем начальника Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации генерал-лейтенантом Андреем Третьяком.

Визитная карточка

Андрей Витальевич Третьяк родился 11 марта 1959 г. в г. Магдебурге (ГДР). Окончил Киевское высшее общевойсковое командное училище в 1980 г., Военную академию имени М.В. Фрунзе в 1991 г., Военную академию Генерального штаба ВС РФ в 2001 г. Проходил службу в должностях командира взвода и командира роты в Группе советских войск в Германии (ГСВГ), начальника штаба и командира батальона в Белорусском военном округе. После окончания Военной академии имени М.В. Фрунзе последовательно занимал должности заместителя начальника оперативного отделения штаба дивизии, начальника штаба – заместителя командира полка, командира полка, комаднира бригады, начальника штаба дивизии в ДВО.

Окончив Военную академию Генерального штаба, был назначен командиром дивизии в СибВО. В этом же округе был начальником штаба – заместителем командира армейского корпуса и армии. Затем командовал армией в МВО. С апреля 2008 г. занимал должность начальника штаба – первого заместителя командующего войсками ЛВО.

В январе 2010 г. назначен на должность начальника Главного оперативного управления – заместителя начальника Генерального штаба Вооруженных Сил РФ.

– Какие задачи в настоящее время решает ГОУ ГШ ВС РФ?

– Перечень задач управления настолько обширен, что об этом можно долго рассказывать. Если же говорить коротко, то Главное оперативное управление, являясь органом военного управления Вооруженных Сил, предназначено для организации и управления строительством, развитием и применением Вооруженных Сил, оперативного управления войсками (силами) в мирное и военное время. Исходя из этого, можно с уверенностью сказать, что деятельность ГОУ распространяется на все сферы жизни и деятельности Российской армии.

Специалисты Главного управления осуществляют анализ военно-политической обстановки в мире, принимают участие в определении источников военных угроз безопасности Российской Федерации и подготовке предложений военно-политическому руководству России по вопросам военного строительства.

К основным направлениям деятельности ГОУ также относятся: определение основных направлений строительства Вооруженных Сил, координация разработки планов строительства других войск, воинских формирований и органов; стратегическое и оперативное планирование применения Вооруженных Сил.

Помимо этого, Главное оперативное управление организует взаимодействие Вооруженных Сил с федеральными органами исполнительной власти, в составе которых имеются другие войска, воинские формирования и органы, а также с Объединенным штабом Организации Договора о коллективной безопасности.

– Каковы, на Ваш взгляд, место и роль Главного оперативного управления в формировании нового облика Вооруженных Сил Российской Федерации?

Без ложной скромности отмечу, что одно из ведущих, наряду с другими органами военного управления.

Проводимые в рамках формирования нового облика Вооруженных Сил России преобразования вызваны целым рядом объективных причин. За последние несколько десятилетий существенно изменился характер войн и вооруженных конфликтов. Они стали скоротечными, носить локальный характер и вестись ограниченными силами в едином информационно-коммуникационном пространстве. Операции и боевые действия объединяют усилия всех видов и родов войск под единым командованием.

Поэтому Верховным Главнокомандующим была поставлена четкая задача – провести глубокую модернизацию Российской армии в короткие сроки и создать мобильные, оснащенные, хорошо подготовленные Вооруженные Силы, способные обеспечить военную безопасность России и ее союзников. Именно в этом направлении под руководством начальника Генерального штаба и работал коллектив Главного оперативного управления последние несколько лет. И сейчас уже можно говорить о конкретных положительных результатах.

Осуществлен переход на более оптимальный трехуровневый принцип управления – объединенное стратегическое командование – оперативное командование – бригада. Это повысило оперативность при подготовке и выполнении поставленных задач.

В целом, основные мероприятия по переходу на новый облик завершены. Сформирован новый боевой состав Вооруженных Сил России: в военных округах и на флотах завершен перевод всех соединений и воинских частей в категорию постоянной боевой готовности. Они полностью укомплектованы личным составом, вооружением и военной техникой.

При непосредственном участии офицеров ГОУ создана принципиально новая система боевой готовности. Результатом ее функционирования стало то, что все соединения и воинские части Вооруженных Сил России уже через 1 час после получения распоряжения готовы к выполнению задач по предназначению.

Кроме того, в 2010 г. Главным оперативным управлением на основе Военной доктрины Российской Федерации подготовлены предложения по совершенствованию системы военно-административного деления Российской Федерации. Существовавшие ранее шесть военных округов, их боевой состав и система управления войсками не в полной мере обеспечивали гарантированное решение задач по обеспечению безопасности нашей страны.

В этой связи 20 сентября 2010 г. Президентом Российской Федерации был подписан Указ «О военно-административном делении Российской Федерации», согласно которому вместо прежних военных округов сформированы четыре качественно новых стратегических объединения: Западный, Южный, Центральный и Восточный военные округа. Руководство ими возложено на межвидовые органы военного управления – объединенные стратегические командования.

В состав военного округа вошли общевойсковые армии, флоты, командования ВВС и ПВО. Командующий войсками каждого военного округа несет персональную ответственность за обеспечение военной безопасности России на вверенном ему стратегическом направлении.

Разработаны и проходят апробацию в войсках новые уставные документы по подготовке и ведению боевых действий.

– В чем суть принципиально новой системы управления Вооруженными Силами Российской Федерации?

– Реформирование системы управления осуществлялось по двум направлениям.

Первый связан с сокращением уровней управления и качественным структурным преобразованием самих органов военного управления.

Второй – с исключением дублирования и перераспределением задач и функций органов военного управления.

Если рассмотреть первое направление, то ранее система управления Вооруженными Силами выстраивалась по принципу жесткой вертикальной иерархии. То есть начальнику Генерального штаба приходилось отдавать указания главнокомандующим видами Вооруженных Сил, те, в свою очередь, приняв решение, ставили боевую задачу командующим войсками военных округов, флотами и так далее – до командира батальона. В итоге на организацию боя командирам времени уже просто не оставалось, а боевую задачу приходилось решать, что называется сходу.

Из этой схемы были исключены виды Вооруженных Сил, а с переходом на бригадную систему убрали дивизионное и полковое звено. То есть теперь нижестоящие командующие и командиры имеют возможность уделять больше времени на выработку своих решений. Если учесть, что они получают современные АСУ, то качество подготовки к боевым действиям значительно повышается.

Когда мы говорим о трехзвенной системе управления, то имеем в виду самодостаточные межвидовые группировки Вооруженных Сил, способные решить исход войны на театре военных действий. Сегодня это войска военного округа. Основные органы, которые занимаются планированием и проведением операций и боевых действий на стратегическом, оперативном и тактическом уровнях – объединенное стратегическое командование, оперативное командование и бригада соответственно.

Для реализации второго направления Генеральным штабом и Главным оперативным управлением в частности была проведена работа по перераспределению и уточнению задач и функций всех органов военного управления Вооруженных Сил.

Данные меры позволили создать стройную, прозрачную, простую, финансово менее затратную и понятную систему управления и контроля Вооруженных Сил, в которой исключено размывание ответственности между органами военного управления за решение одних и тех же задач.

То есть, мы создали новую структуру, которая организационно направлена на выполнение задач, определенных только конкретному органу военного управления.

– Что изменилось в системе оперативной подготовки войск, каких результатов удалось достичь по итогам прошлогоднего оперативно-стратегического учения Вооруженных Сил РФ «Восток-2010»?

– В плане оперативной подготовки войск сегодня основное внимание уделяется повышению профессиональных знаний и навыков офицеров органов военного управления. С этой целью на базе Военной академии Генерального штаба, других военно-учебных заведений мы постоянно проводим учебно-методические сборы.

Создание объединенных стратегических командований ставит перед нами необходимость интенсивно проводить межвидовую подготовку органов военного управления военных округов.

Именно поэтому мы не отказываемся от испытанных форм оперативной подготовки – стратегических командно-штабных военных игр и тренировок, а также оперативно-стратегических и оперативных учений.

Буквально месяц назад, 27-28 января с.г. под руководством начальника Генерального штаба проводилась командно-штабная тренировка центральных органов военного управления, объединенных стратегических командований, объединений и соединений Вооруженных Сил России по предупреждению и локализации масштабных экологических и техногенных катастроф (аварий) в районах дислокации войск.

Отрабатывались учебные задачи по организации сбора и анализа поступающей информации, ее оперативному обмену между органами военного управления с использованием инновационных технологий в автоматизированных системах оповещения, управления и передачи данных.

Нельзя не сказать об оперативно-стратегических учениях, которые с недавнего времени проводятся ежегодно. ОСУ «Восток-2010», наряду с ОСУ «Запад-2009», явились наиболее масштабными мероприятиями подготовки войск (сил) в новой истории российских Вооруженных Сил, сопоставимыми по масштабам с маневрами войск, проводившимися Вооруженными Силами Советского Союза совместно с армиями стран Варшавского Договора во времена расцвета СССР. Для Вооруженных Сил Российской Федерации эти учения можно отнести к новым формам подготовки войск (сил).

На учении «Восток-2010» бригадам в новой организационно-штатной структуре приходилось действовать в труднодоступных со сложным рельефом географических районах Забайкалья и Дальнего Востока. Соединения продемонстрировали хорошие боевые возможности и выполнили поставленные учебно-боевые задачи.

Вместе с тем исследования показали ряд недостатков и узких мест, над устранением которых в настоящее время работают специалисты, в том числе и Главного оперативного управления.

Во-первых, это значительное количество соединений, имеющих на вооружении большое количество танков и боевых машин пехоты, что затрудняет их переброску на большие расстояния.

Во-вторых, несовершенная система тылового и технического обеспечения снижает эффективность применения боевых подразделений бригады.

В-третьих, не в полной мере учтены значительные различия физико-географических и природно-климатических условий нашей страны.

Для разрешения этих проблем в Южном и Центральном военных округах по типовым штатам сформированы экспериментальные «тяжелая», «средняя» и «легкая» бригады. В октябре прошлого года с ними проведены исследовательские учения, которые, в целом показали способность данных соединений выполнять возложенные на них задачи.

С реализацией государственной программы вооружения на период до 2020 г. в подобные соединения поступят новейшие образцы вооружения и военной техники, отвечающие всем современным требованиям.

– Президент России Дмитрий Медведев поставил задачу создания системы воздушно-космической обороны. Принимает ли Главное оперативное управление участие в работе по этому важному направлению?

– Создание системы воздушно-космической обороны является современным реагированием на существующие и перспективные угрозы военной безопасности государства. Область применения современных средств нападения стирает грань между воздушным и космическим пространством. Специалисты Главного оперативного управления постоянно анализируют угрозы военной безопасности государства, в том числе способные возникнуть из воздушно-космической среды и участвуют в выработке предложений по их нейтрализации.

Идея создания системы ВКО заключается в объединении усилий и возможностей всех огневых и информационных средств противовоздушной и противоракетной обороны, систем предупреждения о ракетном нападении и контроля космического пространства. С формированием данной системы ответственность за обеспечение военной безопасности в воздушно-космической сфере будет сосредоточена в руках одного должностного лица.

Эффективность воздушно-космической обороны планируется повышать путем ее оснащения перспективными образцами вооружения и военной техники. Такие средства будут обладать возможностью перехвата воздушных целей со скоростями вплоть до гиперзвуковых, во всем диапазоне высот, а баллистических до класса межконтинентальных баллистических ракет.

Хотелось бы подчеркнуть, что это будет не простое механическое слияние разновидовых воинских организмов под руководством нового стратегического командования. Предусматривается их глубокая интеграция и эшелонирование по задачам, информационному обмену и огневому перехвату.

– Еще не прошло и месяца, как Договор о СНВ между Россией и США вступил в силу. Какую роль в подготовке данного документа сыграло Главное оперативное управление?

– Без преувеличения можно сказать, что подписание и ратификация Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений – это прорыв в достижении стратегической стабильности в мире и в российско-американских межгосударственных отношениях.

Заключению Договора предшествовала долгая и напряженная работа как военно-политического руководства двух стран, так и экспертов. Работа над Договором велась с мая 2009 г. На каждом этапе подготовки этого важного документа в качестве экспертов участвовали специалисты Главного оперативного управления.

Наибольшие трудности вызвали вопросы согласования количественных уровней носителей и ядерных боезарядов, взаимосвязи стратегических наступательных и оборонительных вооружений, верификационному механизму.

Вместе с тем Сторонам удалось найти компромиссные пути и выйти на понимание того, что взаимоприемлемые варианты каждой из сторон просто необходимы.

Полагаю, что вступление в силу Договора о СНВ укрепит международную безопасность и стратегическую стабильность.

– Что бы вы пожелали своим подчиненным в преддверии торжественной даты – 309-летия со дня образования ГОУ ГШ ВС РФ?

Коллектив Главного оперативного управления в непростое время проводит реформу ВС РФ и в целом успешно справляется со своими обязанностями, подтверждая роль ведущего органа Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации. Хочу выразить свою признательность всему личному составу Главного оперативного управления за ежедневную высокопрофессиональную и качественную работу.

20 февраля мы рассматриваем не только как день образования Главного оперативного управления Генерального штаба, но и как профессиональный праздник всех офицеров-операторов российских Вооруженных Сил. Позвольте поздравить представителей этой сложной и ответственной военной профессии, пожелать им крепкого здоровья, благополучия и дальнейших успехов в ратном служении Отечеству!

Историческая справка

Элементы службы управления войсками зародились на Руси задолго до создания постоянной регулярной армии. Летописные источники свидетельствуют, что еще в период феодальной раздробленности эти функции выполняли специально выделенные дружинники, на которых возлагались разведывание дорог, сбор сведений о противнике, комплектование княжеской дружины и созыв ополчения. По мере развития военного дела в целом управление войсками значительно усложнилось. Прообразом органов военного управления русской армии были чины походно-полевой службы, введенные в полках «нового строя» при царе Алексее Михайловиче в 30-е годы XVII века, - полковые сторожеставцы и станоставцы. В середине XVII века полковых сторожеставцев и станоставцев по примеру армий западно-европейских государств стали именовать квартирмейстерами. Впервые обязанности чинов квартирмейстерской службы были определены в Воинском уставе 1698 г., автором которого был принятый на русскую службу немецкий генерал А. Вейде.

В стройную централизованную систему квартирмейстерская служба сложилась в годы Северной войны (1700-1721 гг.). После неудачного Нарвского сражения главнокомандующий армией в Лифляндии генерал-фельдмаршал Б.П. Шереметев направил доклад на имя Петра I, в котором одной из причин неудачи указал на отсутствие генерал-квартирмейстера как своего помощника по всем вопросам, касающимся расположения и передвижения войск. «Нужно, надобно, и без того пробыть нельзя», - писал он царю. 9(20) февраля 1702 г. высочайшей резолюцией в русской армии учреждается должность генерал-квартирмейстера, на которую назначается князь А.Ф. Шаховской. Тем самым было положено начало созданию системы органов оперативного управления, основными задачами которых были и остаются подготовка предложений по планированию применения войск и обеспечение управления ими в ходе боевых действий.

После знаменитого Полтавского сражения Петр I, в феврале 1711 г., утверждает первые «Штатные положения Генерального штаба», в которых закрепляет учреждение должности генерал-квартирмейстера как главы квартирмейстерской службы.

Должностные обязанности квартирмейстеров - от ротного фурьера (от нем. fuhren – вести) до генерал-квартирмейстера при главнокомандующем - были закреплены в петровском Воинском уставе 1716 г. На них возлагалось изучение театров военных действий, организация размещения и передвижения войск в мирное и военное время, сбор сведений о противнике, ведение карт, составление отчетов о военных действиях и т.п. Одновременно с уставом были утверждены и новые «Штатные положения Генерального штаба»: должности квартирмейстеров вводились во всех воинских подразделениях от роты до армии.

Первоначально квартирмейстерские органы создавались только в штабах действующей армии (на период боевых действий). В мирное время подготовке квартирмейстеров уделялось мало внимания. Да и сам Генеральный штаб понимался тогда не как орган военного управления, а как собрание высших военных чинов. Такое положение отрицательно сказалось на состоянии управления русской армией в ходе Семилетней войны (1756-1763 гг.), несмотря на ряд одержанных Россией побед.

Екатерина II, вступив на престол, назначила военную комиссию для выработки мер по реформированию армии. Комиссия предложила реорганизовать Генеральный штаб в особый орган военного управления, «дабы оному, обще с генерал-квартирмейстерами, яко главными в том штабе классами, во время мира состоять под единственным ведением главного над всем... войском». В предложениях были изложены и основные задачи Генерального штаба: в мирное время сбор сведений о вероятном противнике, ведение карт дислокации войск, планирование военных кампаний, определение путей движения и снабжения войск, а в военное время – выделение офицеров-квартирмейстеров в армии и корпусах, чтобы вести войска в соответствии с разработанными планами.

14(25) января 1763 г. Екатерина II утвердила предложения военной комиссии и штат Генерального штаба. Впервые в истории русской армии создавался постоянно действующий орган военного управления, которому вменялось в обязанность в мирное время заниматься вопросами подготовки к будущим войнам.

Вся последующая история квартирмейстерской службы связана с Генеральным штабом, в состав которого она неизменно входила при всех реорганизациях, а порой брала на себя и полное выполнение его функций (в период упразднения Генерального штаба с 1796 по 1827 г.).

Первоначально в Генеральном штабе состояли только чины квартирмейстерской службы. В последующем в нем были созданы секретная экспедиция (для передачи войскам приказов боевого управления), чертежное бюро (для ведения картографических работ), а также научная библиотека – для «ученых занятий» офицеров-квартирмейстеров.

Исторический факт. До 1770 г. в должности обер-квартирмейстера в Генеральном штабе проходил службу М.И. Голенищев-Кутузов – будущий генерал-фельдмаршал, главнокомандующий русской армией в Отечественную войну 1812 г. Так что этого выдающегося полководца офицеры Главного оперативного управления считают своим сослуживцем.

По вступлении на престол Павла I в 1796 г. управление квартирмейстерской частью было изменено. Генеральный штаб упразднялся, а вместо него создавалась подчинявшаяся непосредственно царю Свита по квартирмейстерской части. В отличие от Генерального штаба у свиты не было ни постоянного штата, ни особой формы одежды; она представляла собрание военных чинов, порой слабо сведущих в вопросах военного управления. Участие России в войнах против наполеоновской Франции (1799-1804 гг.) выявило этот недостаток в полной мере.

Император Александр I начал предпринимать шаги по укреплению органов военного управления. Правда, Свита по квартирмейстерской части сохранила свою самостоятельность и после создания в 1802 г. Военного министерства. В мае 1810 г. на должность генерал-квартирмейстера свиты был назначен большой знаток военного дела и штабной культуры генерал П.М. Волконский. Накануне Отечественной войны 1812 г. при его непосредственном участии был разработан важный уставной документ – «Учреждение для управления большой действующей армией», в котором подробно излагались права и обязанности чинов квартирмейстерской части по управлению войсками в военное время.

В годы Отечественной войны генерал-квартирмейстер свиты, периодически выезжая в действующую армию, находился при императоре как его главный военный советник. Офицеры квартирмейстерской части практически все были распределены по воинским частям. За годы войны некоторые из них в знак признания личных заслуг в деле управления войсками были причислены к гвардии и образовали гвардейский Генеральный штаб.

После Отечественной войны последовало преобразование органов управления военного времени. В июне 1827 г. Свита по квартирмейстерской части вновь преобразуется в Генеральный штаб, во главе которого был поставлен генерал-квартирмейстер. В 1832 г. все сохранившиеся с войны органы военного управления, получив иное наименование, функции и организацию, вошли в состав Военного министерства. На правах департамента в состав Военного министерства был включен и Генеральный штаб.

Выполнение обязанностей по квартирмейстерской части требовало специального военного образования. В этой связи большое значение имело открытие 26 ноября 1832 г. в Петербурге Военной академии, специально предназначенной для подготовки офицеров Генерального штаба (с 1855 г. она стала именоваться Николаевской академией Генерального штаба). С началом деятельности академии к Генеральному штабу было запрещено причислять офицеров без высшего военного образования. Исключение делалось только для имеющих особые военные заслуги.

В ходе военных реформ 60-70-х гг. XIX века, получивших название «милютинских», система военного управления была реорганизована. Департамент Генерального штаба был преобразован в Главное управление Генерального штаба (ГУГШ). Военный министр Д.А. Милютин, сам бывший «из квартирмейстеров», стремился превратить ГУГШ в свой рабочий орган, охватывающий все основные вопросы руководства Вооруженными Силами в мирное и военное время. Однако многие начинания Милютина были отвергнуты или забыты его последователями на посту военного министра.

После неудачной для России войны с Японией последовала череда организационных преобразований. В 1905 г. восстанавливается должность начальника Генерального штаба как самостоятельного военного руководителя, подчиненного непосредственно царю. Его рабочим органом стало ГУГШ. Однако уже в 1908 г. начальник Генштаба был вновь подчинен военному министру, а ГУГШ введено в состав Военного министерства.

В 1910 г. были приняты новые структура и положение о Главном управлении Генерального штаба. Ведущим органом ГУГШ был отдел генерал-квартирмейстера, а сам генерал-квартирмейстер согласно положению являлся «ближайшим сотрудником начальника Генерального штаба по всем вопросам и делам, касающимся размещения, передвижения и службы войск, их боевой подготовки и мобилизационной готовности».

С началом Первой мировой войны благодаря деятельности ГУГШ в запланированные сроки были проведены мобилизация, сосредоточение и развертывание войск на театрах военных действий. Кстати, некоторые фрагменты этой работы образно раскрыты в известном историческом романе В. Пикуля «Честь имею».

Из руководящего состава ГУГШ была сформирована Ставка Верховного Главнокомандующего. Две трети штаба Ставки составляли офицеры отдела генерал-квартирмейстера. Начальник отдела генерал-майор Ю.Н. Данилов стал генерал-квартирмейстером при Верховном Главнокомандующем.

Накануне Октябрьской революции отдел генерал-квартирмейстера разделили. На отдел 2-го генерал-квартирмейстера возлагались вопросы военной разведки и контрразведки. В ведении отдела 1-го генерал-квартирмейстера остались только вопросы оперативного характера.

С момента октябрьского вооруженного восстания 1917 г. советская власть стала создавать собственные органы военного управления. В 1918 г. под руководством Льва Троцкого начала формироваться Красная Армия. Именно Троцкому принадлежала идея привлечения царских офицеров для создания советских Вооруженных Сил и для ведения гражданской войны. Опыт и организаторские способности многих «старорежимных» военспецов были востребованы новой властью и заложили первоосновы штабной культуры органов оперативного управления советского периода. Достаточно сказать, что практически все создаваемые советской властью органы оперативного управления возглавлялись и укомплектовывались выпускниками Академии Генерального штаба. Среди них главнокомандующие вооруженными силами республики И.И. Вацетис и С.С. Каменев, начальники Всероссийского главного штаба и Полевого штаба Реввоенсовета республики генералы Н.И. Раттэль, Ф.В. Костяев, А.А. Свечин, М.Д. Бонч-Бруевич, П.П. Лебедев, начальники оперативных управлений генералы Н.А. Сулейман, С.Н. Кузнецов, В.И. Михайлов, полковники С.А. Меженинов, Б.М. Шапошников. Всего в 1918-1920 гг. в корпусе Генерального штаба РККА состояли 639 офицеров, в т.ч. 252 генерала. Эти факты дают право говорить об исторической преемственности Красной Армией штабной культуры и традиций старой русской армии.

3 марта 1918 г. для руководства обороной Советской Республики и организации Вооруженных Сил постановлением Совнаркома РСФСР был образован Высший военный совет. При Высшем военном совете в качестве рабочего органа создается штаб, начальником которого назначается генерал-майор русской армии Н.И. Раттэль. Оперативное управление штаба возглавил также бывший генерал Н.А. Сулейман (первоначально должность начальника оперативного управления называлась «генерал-квартирмейстер»), а его помощником по оперативной работе был назначен бывший полковник Генерального штаба Б.М. Шапошников (впоследствии Маршал Советского Союза, начальник Генерального штаба Красной Армии).

В целях упорядочения структуры и работы центральных органов военного управления в мае 1918 г. происходит их реорганизация. Органы бывшего Военного министерства, в том числе и ГУГШ, расформировываются, учреждается Всероссийский главный штаб (Всеросглавштаб), на который возлагаются решение вопросов мобилизации, формирования, устройства и обучения Красной Армии, а также разработка штатов, уставов, инструкций и положений для войск.

В составе Всеросглавштаба также создается оперативное управление, сотрудники которого разрабатывали планы военных действий и инженерной обороны страны, готовили еженедельные оперативные сводки по фронтам, ежемесячные отчеты о проведенных операциях, карты расположения своих войск и войск противника, статистические описания военных округов.

В результате оперативное руководство войсками оказалось децентрализовано и разделено между несколькими органами управления.

С целью объединения руководства Вооруженными Силами в руках ответственного перед правительством единого органа высшей военной власти постановлением ВЦИК от 2 сентября 1918 г. создается Революционный военный совет Республики (РВСР) во главе с Львом Троцким и учреждается должность главнокомандующего Вооруженными Силами Республики, на которую назначается И.И. Вацетис.

Рабочим органом РВСР и главнокомандующего, через который осуществлялось оперативно-стратегическое руководство армией и флотом, стал штаб РВСР, сформированный на основе упраздненного штаба Высшего военного совета. Его начальником остался Н.И. Раттэль.

2 октября 1918 г. штаб РВСР переименовывается в Полевой штаб РВСР. Одновременно расформировывается оперативное управление Всеросглавштаба. С этого момента оперативное управление Полевого штаба РВСР становится единственным органом оперативного руководства войсками. Его первым начальником стал опытный генштабист, бывший генерал русской армии В.И. Михайлов.

На оперативное управление возлагались: разработка стратегических планов по указанию Главного командования, директив и оперативных заданий фронтам; ведение учета Вооруженных Сил, их группировок на фронтах и дислокации внутри государства; организация оперативных перевозок войск; руководство войсковой разведкой; сбор и обработка сведений о противнике; организация военно-топографической службы; обобщение боевого опыта; ведение переписки с Наркоматом иностранных дел по военно-дипломатическим вопросам.

С октября 1919-го по февраль 1921 г. Оперативное управление Полевого штаба возглавлял Б.М. Шапошников. Находясь на этом посту, он принимал активное участие в разработке плана контрнаступления против деникинских войск в октябре 1919 года, кампании 1920 г. на Юго-Западном, Западном фронтах и в Крыму. Наряду с разработкой стратегических планов разгрома внутренней контрреволюции и интервентов Б.М. Шапошников немало сделал и для претворения их в жизнь, проявляя при этом инициативу и твердость в управлении войсками.

В ходе военной реформы 1924-1925 гг. органы военного управления вновь подвергаются реорганизации. В соответствии с приказом РВС СССР в 1924 г. на базе Штаба РККА создаются три самостоятельных органа: Административный штаб – Управление РККА; Штаб подготовки войск - Инспекторат РККА и Оперативный штаб – Штаб РККА. «Оперативный штаб, - отмечал его начальник и комиссар М.В. Фрунзе, – должен стать не только мозгом Красной Армии, он должен стать военным мозгом всего нашего Советского государства». Содержание этого крылатого выражения прекрасно раскрыл в своем фундаментальном труде «Мозг армии» Б.М. Шапошников.

Очень скоро стало ясно, что проведенная реорганизация неудачна. Поиск оптимальной структуры высшего военного управления занял практически все предвоенные годы. Постановлением СНК от 22 сентября 1935 г. вместо Штаба РККА создается Генеральный штаб РККА. Это преобразование позволило сосредоточить в одних руках все вопросы управления Вооруженными Силами. Так, в Оперативном управлении, помимо пяти отделов по ТВД, были образованы отделы авиации и ПВО, морской, оперативной подготовки, связи, шифровальный.

Главными в работе Оперативного управления Генерального штаба в предвоенный период были вопросы повышения боеспособности и боевой готовности войск (сил). Его сотрудникам приходилось внимательно следить за развитием международной обстановки и делать соответствующие выводы при разработке оперативных планов, принимать меры по укреплению как западных, так и дальневосточных границ государства.

В 1938 г. был принят План развития и реорганизации РККА на третью пятилетку (1938-1942). Планом предусматривались усиление ударной мощи и оперативной маневренности РККА за счет увеличения стрелковых войск, артиллерии (войсковой и резерва Главного командования) и воздушных сил, создание крупных автомобильных соединений РГК оперативного назначения, дальнейшая моторизация тыла. Была отменена территориальная система строительства армии.

После утверждения плана в Оперативном управлении началась разработка основ стратегического развертывания армии. Руководил этой работой непосредственно начальник Генерального штаба Б.М. Шапошников. Она осуществлялась в условиях нарастающей угрозы возникновения новой мировой войны. К вероятным противникам были отнесены государства фашистского блока и их союзники на западе, милитаристская Япония на востоке.

Работа над этим важнейшим стратегическим документом шла очень трудно. Динамичные изменения военно-политической и стратегической обстановки на фоне возрастающей угрозы агрессии со стороны Германии и ее сателлитов требовали как никогда сосредоточенной и профессиональной работы офицеров – операторов по уточнению документов оперативно-стратегического планирования, в то время как развернувшаяся борьба с «врагами народа», репрессии против руководителей и ответственных работников Генерального штаба создавали атмосферу нервозности, неуверенности и сомнения в правоте принимаемых решений. Достаточно сказать, что за четыре предвоенных года сменились четыре начальника Генерального штаба (маршалы А.И. Егоров, Б.М. Шапошников, генералы армии К.А. Мерецков, Г.К. Жуков) и восемь (!) начальников Оперативного управления. В этом проявилась известная недооценка И.В. Сталиным и наркомом обороны К.Е. Ворошиловым роли Генерального штаба как основного рабочего органа Главного командования по оперативно-стратегическому планированию и руководству вооруженной борьбой. Только с назначением начальником Генерального штаба в феврале 1941 года генерала армии Г.К. Жукова отношение к Генеральному штабу стало меняться в лучшую сторону.

Несмотря на неблагоприятные условия, в Оперативном управлении был разработан и в октябре 1940 г. утвержден «План стратегического развертывания Вооруженных Сил Советского Союза на Западе и на Востоке на 1940-1941 гг.». Одновременно были разработаны частные планы возможных боевых действий против Финляндии, Румынии и Турции, что придавало общему замыслу гибкость и обеспечивало возможность развертывания группировок войск в зависимости от складывающейся обстановки.

В стратегическом отношении концепция плана была верной: он исходил из неизбежности вооруженного столкновения Советского Союза и фашистской Германии, адекватно отражал состояние и тенденции развития военно-политической обстановки, основывался на теоретических положениях советского военного искусства относительно характера возможной войны и способов отражения нападения противника.

В то же время необходимо признать, что план содержал серьезные просчеты относительно начала, сроков и последовательности развертывания противником боевых действий в начальном периоде войны. Генеральный штаб не смог просчитать возможность внезапного перехода германских войск в наступление всеми имеющимися и заранее развернутыми силами на всех стратегических направлениях.

Великая Отечественная война стала суровым испытанием для нашего народа и его армии. Нелегко она далась и коллективу Оперативного управления. Процесс становления и выработки собственного стиля работы продолжался до осени 1942 г. Только к этому времени, как отмечает в своих мемуарах С.М. Штеменко, организационные формы Генерального штаба пришли в соответствие с содержанием его работы. Канули в прошлое авралы. Установилась планомерность, позволявшая глубоко обдумывать обстановку и вытекающие из нее задачи, все рассчитать во времени и пространстве, каждое оперативное мероприятие должным образом обосновать. Сложился опытный, работоспособный и дружный коллектив офицеров-операторов.

Оперативное управление стало ведущим органом Генерального штаба, его основным рабочим ядром, «задающим генератором». Ни один вопрос не решался начальником Генерального штаба, если он не был согласован с Оперативным управлением. В свою очередь, Оперативное управление постоянно запрашивало мнение других управлений Генштаба и Наркомата обороны и только после согласования всех вопросов по конкретной проблеме докладывало их начальнику Генерального штаба для принятия решения. В годы войны управление возглавляли такие выдающиеся военачальники, как А.М. Василевский, Н.Ф. Ватутин, А.И. Антонов, С.М. Штеменко.

Оперативное управление накопило богатейший опыт решения многих проблем планирования и организации боевых действий войск. Достаточно сказать, что за годы войны с его участием было разработано свыше 300 операций фронтов и групп фронтов, из которых более 50 относятся к разряду стратегических. Многие из них составили золотой фонд мирового военного искусства.

После войны была проведена новая реорганизация высших органов военного управления. 23 марта 1946 г. в соответствии с приказом начальника Генерального штаба Оперативное управление реорганизуется в Главное оперативное управление Генерального штаба. Первым начальником ГОУ – заместителем начальника Генерального штаба был назначен генерал-полковник С.М. Штеменко.

Неоднократно подвергаясь реорганизациям и в последующие годы, Главное оперативное управление сохранило и упрочило свою роль ведущего органа управления войсками в мирное и военное время.

Сегодня, выполняя возложенные на него сложные и ответственные задачи, Главное оперативное управление стремится использовать свой богатый исторический опыт в деле укрепления военной безопасности и обороноспособности России, повышения боевого потенциала ее Вооруженных Сил.

Департамент информации и массовых коммуникаций Министерства обороны Российской Федерации
1 2 3 4 5
-Не проголосовано-
Оцените информацию на данной странице
Опубликовать в LiveJournal Опубликовать в twitter Опубликовать ВКонтакте Опубликовать в FaceBook
Наверх
ServerCode=node2 isCompatibilityMode=false