Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte
Главная  < Новости  < Подробнее

24.04.2013 (15:16)

Тезисы выступления заместителя Министра обороны Российской Федерации А.И.Антонова на тематической дискуссии 10 Международного форума по безопасности

Перспективы диалога по сокращению ядерных вооружений

На пленарном заседании Женевского форума 22 апреля состоялась развернутая дискуссия на тему о новых вызовах безопасности в современном меняющемся мире. За последние годы мне неоднократно приходилось высказываться по вопросам будущего ядерного разоружения. Приходилось не раз спорить в отношении тезиса некоторых экспертов о том, что США и Россия должны продолжать сокращение своих ядерных арсеналов при любых обстоятельствах.

Позвольте поделиться несколькими принципиальными соображениями, которые помогут, как представляется, выстроить дальнейшую дискуссию.

Моя опорная посылка — любые дальнейшие шаги в области ядерного разоружения должны базироваться на принципе неделимой безопасности. Недопустимо укреплять свою безопасность за счет другого государства.

Надо признать, что Россия и США обладают самыми крупными ядерными арсеналами. Как постоянные члены Совета Безопасности ООН наши державы несут особую ответственность за поддержание мира и укрепление стратегической стабильности. Не случайно, что основные результаты в области ядерного разоружения были достигнуты Россией и США.

Главный вклад наших стран в упрочение глобальной безопасности, в укрепление режима нераспространения, выполнение обязательств в рамках ДНЯО — новый Договор о СНВ, чье трехлетие мы все недавно отметили. Сегодня можно сказать — Договор действует. Сокращения носят необратимый, проверяемый и транспарентный характер. Полностью согласен с госсекретарем США Дж. Керри, который 8 апреля в своей статье "Time to Face Facts" отметил: «The inspection teams are steadily confirming that the treaty's verification regime works. Accurate and timely knowledge of each other's nuclear forces dampens the risks of misunderstanding, mistrust, and worst-case analysis and decision-making. Such mutual confidence and predictability are crucial to international stability».

Министр иностранных дел России С.В.Лавров в 2010 г. назвал этот Договор «золотым стандартом» достижения договоренностей в области разоружения и укрепления стратегической безопасности.
Главная задача России и США — честно и эффективно выполнять свои обязательства по Договору. На сегодняшний день у нас это получается. Мы удовлетворены нашим уровнем взаимодействия.

Главный раздражитель в российско-американских отношениях, да и странами НАТО остается ПРО. Мы неоднократно подчеркивали, и наши американские партнеры поддержали нас в тексте нового Договора о СНВ в том, что по мере прогресса ядерного разоружения возрастает взаимосвязь стратегических наступательных вооружений и ПРО.

Нынешний диалог по ПРО с США и НАТО буксует. Даже о новых решениях США в этой области мы узнали из СМИ. Хочу надеяться, что в ходе моей встречи 30 апреля в Брюсселе с замминистра обороны США Дж. Миллером мы сможем получить конкретную информацию о том, что же американцы планируют в будущем. У меня простой вопрос, как добиться предсказуемости в отношении американских планов по ПРО? Как получить гарантии надежные и прочные относительно того, что американская ПРО в будущем не будет подсекать российский ядерный потенциал. Работа предстоит непростая.

Необходимо решить проблему СНВ в неядерном оснащении. Эти вооружения влияют на стратегический баланс сил, поскольку они способны поражать стратегические военные цели, пункты государственного управления. При этом по мере сокращения СНВ влияние этих вооружений на баланс сил только возрастает. Например, высокоточное оружие, не подверженное никаким количественным, качественным или территориальным ограничениям и вместе с тем хорошо закамуфлированное по своим целям (например, под «борьбу с терроризмом»), является также оружием, объектами удара которого могут быть стратегические объекты. Учитывая к тому же его минимальное подлетное время, высокую точность наведения, оно обеспечивает внезапность удара и существенно уменьшает возможность ответных действий. В недавнем докладе Global Zero, в подготовке которого, кстати, принимал участие и нынешний министр обороны США Ч.Хейгл, откровенно говорится о такой тенденции в интегрированной новой американской стратегии.

Много разговоров сегодня о нестратегическом ядерном оружии. Здесь есть политические и военно-технические разногласия. Так, например, в силу особенностей геостратегического положения России это оружие имеет для нас большее значение, чем для США. Принципиально важно, что российское нестратегическое ядерное оружие размещено только на собственной территории России, выведено из войск и сосредоточено на специальных базах хранения. Поэтому оно не представляет угрозы Соединенным Штатам.

США, напротив, имеют запасы такого оружия в Европе в непосредственной близости к России. По сути, такое оружие является стратегическим по своим способностям поражения стратегических объектов на территории России.

В этой связи понятны российские требования к США о выводе американских нестратегических ядерных средств из Европы на свою национальную территорию и уничтожении соответствующей военно-технической инфраструктуры в европейских неядерных стран НАТО.

Возникает вопрос о необходимости подключения других ядерных государств к потенциальному диалогу по НСЯО. Без учета их потенциала вряд ли возможны серьезные договоренности в этой области.

Милитаризация космоса — опасная тенденция, которая проявляется в последнее время. Предложения России о подготовке договора по предотвращению размещения оружия в космосе наталкиваются на нежелание договариваться. Как и по ПРО, США выступают против каких-либо ограничений использования космоса в военных целях. При таком подходе трудно ожидать, что другие страны не станут использовать космос для решения собственных стратегических задач, например, для воздействия на наиболее уязвимый компонент ПРО ее космический эшелон. Такая возможность была доказана еще в период существования Советского Союза. Помним мы и о том, что в 2008 году КНР уничтожила спутник на орбите.

Несколько слов о европейских дисбалансах в обычных вооружениях. По некоторым данным, страны НАТО превосходят Россию в 3 раза по танкам, в 3 раза по боевым бронированным машинам, в 2,4 раза по боевым самолетам и в 2,9 раза по ударным вертолетам. ДОВСЕ и связанные с ним договоренности, основанные на принципах «холодной войны», полностью устарели. Возврата к ним не будет, по крайней мере, со стороны России. К вопросам контроля за обычными вооружениями нужен новый подход. В основе все тот же принцип неделимой безопасности. Работу над новыми договоренностями в области контроля над обычными вооружениями в Европе можно начинать, когда для этого будут созданы условия, когда будут определены новые вызовы и угрозы для Европы с точки зрения проблем обычных вооружений. При этом нельзя путать вопросы контроля над вооружениями и проблемы «замороженных» конфликтов. Новые механизмы должны быть направлены не на контроль НАТО за Вооруженными Силами России, а на развитие равноправного и взаимоуважительного сотрудничества в интересах укрепления безопасности каждого европейского государства.

Настало время подумать о вовлечении в российско-американский диалог по сокращению СНВ других ядерных держав. На начальном этапе развития многостороннего переговорного процесса речь может идти, например, об обязательствах других членов ядерного клуба не наращивать свои ядерные вооружения Можно подумать о совместных мерах транспарентности, а затем и о мерах контроля.

В долгосрочной перспективе многосторонний режим должен распространяться не только на «пятерку» официальных ядерных государств, но и страны, обладающие серьезными потенциалами ядерно-оружейных комплексов. Я сознательно избегаю использования термина «де-факто» ядерные государства», чтобы это не расценивалось в тех странах как свидетельство их ядерного статуса наравне с пятью официально признанными по ДНЯО ядерными державами. Признание подобных государств де-юре ядерными странами может оказать разрушительное влияние на ДНЯО, что недопустимо ни при каких обстоятельствах.

Наконец, ядерные страны должны быть твердо уверены, что во время процесса разоружения не происходит эрозии режима нераспространения и другие государства не пытаются приобрести ядерное оружие. Режим ядерного нераспространения должен быть не только стабильным, но и постоянно совершенствоваться.

Таким образом, перспективы дальнейшего ядерного разоружения определяются многими факторами. Говорить о «ядерном нуле», закрывать глаза на перечисленные проблемы в их взаимосвязи вряд ли допустимо. Нельзя выхватывать из глобальной ситуации лишь один фактор, а работу по другим проблемам торпедировать. Нужно такое движение в области разоружения, которое укрепляло бы стратегическую стабильность, безопасность каждого государства.
Спасибо за внимание.

1 2 3 4 5
-Не проголосовано-
Оцените информацию на данной странице
Опубликовать в LiveJournal Опубликовать в twitter Опубликовать ВКонтакте Опубликовать в FaceBook
ServerCode=node1 isCompatibilityMode=false