Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram
Главная  < Новости  < В стране  < Подробнее

23.05.2014 (16:49)

Уважаемые дамы и господа!

Разрушение биполярной системы мироустройства, вызванное распадом Советского Союза, не сделало мир безопасней.

Сохранив и наращивая свой потенциал, США не могут смириться с формированием новых центров силы, поскольку позиционируют себя в качестве единственного субъекта международных отношений, имеющего право устанавливать правила игры на международной арене в интересах обеспечения своих интересов.

При этом активно задействуется широкий арсенал проверенных на практике средств, включая применение санкций, оказание гуманитарной, финансовой, и военно-технической помощи прозападным оппозиционным силам. Решающим аргументом становится военная сила, подходы к применению которой претерпевают значительные изменения.

Об этом говорит опыт современных военных конфликтов, большая часть из которых в той или иной форме инициирована США и их союзниками по НАТО.

В недалеком прошлом достижение военно-политических целей США и их союзниками осуществлялось, как правило, в открытой вооруженной борьбе, которая заключалась в непосредственном проведении военных операций против государств-оппонентов.

Война в Персидском заливе в 1991 году, операции против Югославии в 1999 году, в Афганистане в 2001 года и Ираке в 2003 году обладали всеми признаками «традиционных» военных действий.

Их единственным различием являлся повод для развязывания агрессии, который в большинстве случаев создавался в обход норм международного права. Широкая трактовка формулировки «угроза миру и стабильности», изложенная в Уставе ООН, позволяла США и другим западным странам оправдать открытое военное вмешательство в дела суверенных государств.

Так, бомбардировка Югославии в 1999 году была начата под предлогом необходимости защиты косовских албанцев от «геноцида со стороны белградских властей». В Афганистане в 2001 году военная операция была преподнесена как «борьба с международным терроризмом». Оправданием вторжения коалиционных сил в Ирак в 2003 году послужило «Недопущение распространения химического оружия», в итоге так и не обнаруженного.

Во всех перечисленных случаях заявленная цель по обеспечению мира и стабильности не была достигнута. Наоборот, военные действия привели к эскалации напряженности, обострению противоречий, росту вооруженного насилия и гражданским войнам, гибели мирного населения.

На операцию «Несгибаемая свобода» в Афганистане США и их союзники затратили более 800 миллиардов долларов.

Несмотря на это они признают, что ситуация в этой стране так и не нормализовалась и в ближайшем будущем не имеет перспектив положительного разрешения.

Местные силовые структуры не способны обеспечить безопасность.

По-прежнему большая часть территорий государства находится под контролем различных вооруженных группировок.

Продолжает действовать созданная международными террористическими организациями сеть лагерей по подготовке боевиков. Существует угроза переноса активности исламских экстремистов не только на весь регион, но и за его пределы.

За более чем десятилетний период присутствия в Афганистане международных сил содействия безопасности, незаконное производство наркотиков возросло в 30 раз.

США и НАТО выдавая себя за защитников демократии и приверженцев норм международного права, зачастую не утруждают себя жестким контролем и ответственностью за правомерность применения военной силы в ходе конфликта. Имеют место факты неоднократного, якобы «случайного» обстрела мирного населения авиацией, беспилотными летательными аппаратами и военнослужащими альянса. Так, только в результате ударов беспилотных летательных аппаратов с 2002 г. по настоящее время погибло более 2500 мирных жителей в Афганистане, Пакистане, Ираке и Йемене.

Сегодня мы наблюдаем совершенно иные подходы западных стран к продвижению своих национальных и коалиционных интересов. Под предлогом распространения демократических ценностей характерным стало широкое задействование невоенных средств и адаптивное применение военной силы для смены неугодных режимов.

Основным средством реализации политических замыслов становятся «цветные» революции, которые по мнению инициирующих их сторон должны привести к ненасильственной смене власти.

В итоге в их основе лежат политтехнологии, предусматривающие манипуляцию извне протестным потенциалом населения в сочетании с политическими, экономическими, гуманитарными и другими невоенными мерами.

В течение последнего десятилетия волна таких «цветных» революций была инициирована США на постсоветском пространстве, в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Это повлияло на военно-политическую обстановку в этих регионах и в мире в целом.

Практически без какого-либо насилия произошла смена власти в Грузии и на Украине в 2004 году.

Начало «Арабской весны» ознаменовалось победой «цветных революций» в Тунисе, Египте, Алжире, Йемене и ряде других стран. Насилие в них ограничилось погромами и столкновениями с силами правопорядка.
В то же время дальнейший ход «Арабской весны» показал, что «цветные революции» не являются абсолютным средством политических преобразований и при определенных условиях могут перерасти в широкомасштабные военные действия.

Показательными примерами этого являются события в Ливии и Сирии. В них ярко проявился адаптивный подход к применению военной силы, заключающийся в минимально необходимом скрытом, либо открытом военном вмешательстве в ситуацию в зависимости от складывающейся обстановки.

На начальном этапе конфликта в Ливии скрытое применение военной силы странами НАТО свелось к усиленной помощи оппозиции оружием, боеприпасами и материальными средствами. Но это не изменило соотношение сил в пользу оппозиции. Более того, в результате эффективных действий ливийских войск наметился перелом в конфликте. Ситуация стала выходить из-под контроля сторон, заинтересованных в смене ливийского режима. Принимается решение о проведении военной операции многонациональными силами.

Как повод, для вторжения была использована резолюция Совета Безопасности ООН № 1973 от 18 марта 2011 г., которая предусматривала создание бесполетной зоны над Ливией для защиты мирного населения от налетов боевой авиации правительственных войск.

Это еще один пример толкования США и странами североатлантического альянса норм международного права в собственных интересах. По сути, с принятием данной резолюции у западных государств оказались развязаны руки для открытого военного вмешательства во внутренний вооруженный конфликт на стороне оппозиции. При этом у государств, которые могли бы выступить на стороне руководства Ливии, набор политических средств для урегулирования ситуации оказался ограниченным.

В Сирии, в отличие от ливийского сценария, несмотря на определенные успехи в последнее время правительственных войск, открытое применение военной силы странами, поддерживающими оппозицию, пока не происходит. Ставка делается на неиссякаемый поток иностранных наемников и боевиков-радикалов, обеспечение антиправительственных сил крупными партиями вооружения.

Сегодня Сирия представляет собой полигон для подготовки террористов и «солдат удачи» не только из стран Ближнего Востока и Северной Африки, но и вполне благополучных европейских государств.

По сути, сирийский внутренний вооруженный конфликт трансформировался в войну радикальных исламистских сил практически всего мира против суверенного государства.

Вместе с тем нельзя исключать проведение военной операции против режима Башара Асада.

Для создания необходимых условий в настоящее время развернута широкая пропагандистская кампания, основанная на западной трактовке Резолюции Совета Безопасности ООН № 2118 по Сирии, которая оправдывает проведение военной операции в случае проблем с химическим разоружением.

С учетом ливийского опыта поводом к открытому военному вмешательству извне может стать защита мирного населения Сирии и обеспечение безопасности иностранных граждан.

По мнению экспертов США и НАТО, использованный в Сирии и Ливии подход к применению военной силы является прогрессивным, как с точки зрения военной политики, так и с точки зрения военного искусства. Они утверждают, что он позволяет исключить значительные расходы на военные операции и избежать больших человеческих жертв. При этом открытое использование вооруженных сил рассматривается как крайняя мера.

В свою очередь закономерно возникает вопрос, является ли такой подход к применению военной силы прогрессивным с точки зрения обеспечения международной безопасности

Получить на него ответ мы можем, проанализировав постконфликтную ситуацию в Ливии, которая длится уже более двух лет.

Военная помощь ливийской оппозиции привела к появлению на территории страны неуправляемой вооруженной силы. Отряды оппозиции до сих пор не разоружены. Дееспособные силовые структуры не созданы.

Территория государства, включая столицу, фактически разделена на зоны влияния крупных племен. Военно-племенные образования обладают всей полнотой власти на местах и имеют собственные армии с тяжелым вооружением, авиацией и средствами ПВО.

Происходит насильственная исламизация страны. Расширяются масштабы вооруженных столкновений между боевыми отрядами исламистов и неподконтрольными властям вооруженными группировками.

Усиливающийся кризис власти привел к практически полному срыву работы нефтегазовой отрасли.

Оружие, захваченное на военных складах и поставленное оппозиции из-за рубежа в ходе военных действий, попадает в руки террористов, экстремистов и в криминальные группировки по всему миру. Особую тревогу вызывает контрабанда переносных зенитных ракетных комплексов. Наличие данных комплексов уже зафиксировано у террористов в Ливане, Мали, Тунисе и Чаде.

Ливия стала базой для различных террористических организаций, в том числе связанных с «Аль-Каидой». Выполнив свою миссию, они ищут себе «работу» за пределами страны, не ограничиваясь только регионом Северной Африки.

В связи с этим Египет, Алжир и Тунис принимают меры по предотвращению проникновения на их территории ливийских экстремистов.

Иностранным гражданам находиться в Ливии небезопасно. Весь мир потрясло нападение на американское консульство в Бенгази, в ходе которого был убит посол США.

Думаю, ни у кого не вызывает сомнений, что все это существенно расширило спектр угроз региональной и глобальной безопасности.

На сегодняшний день новые власти Ливии оставлены практически один на один со своими проблемами, поскольку ни одна из стран, оказывавших содействие оппозиции, не взяла на себя ответственность за постконфликтное урегулирование.

Не менее печальный прогноз можно сделать и в отношении Сирии.

Что же может произойти в случае падения правящего режима? Наиболее вероятно, что к власти придут радикальные исламисты, среди которых даже сейчас нет единства.

Скорее всего, страна превратится в перевалочный пункт для экспорта терроризма, экстремизма, оружия и наркотиков с Ближнего Востока в Европу и другие регионы мира.

В настоящее время мы стали свидетелями очередной «цветной революции» на Украине. В отличие от «оранжевой революции», ранее произошедшей в этой стране, и грузинской «революции роз», конфликт перешел в фазу внутригосударственного вооруженного противостояния и практически перерос в гражданскую войну, что вызывает большую озабоченность.

Решающую роль в захвате власти на Украине, как и в событиях «Арабской весны», сыграли экстремистские организации, имеющие в своем составе подготовленные и хорошо оснащенные боевые группы. Сейчас эти группы участвуют в так называемой «антитеррористической» операции в юго-восточных областях Украины.

В отличие от арабских государств, в которых правительственные войска вели боевые действия против вооруженных оппозиционных формирований, на Украине вооруженные силы применены против собственного безоружного народа, выразившего недоверие нелегитимной власти. Для подавления протеста создана группировка войск, имеющая на вооружении боевую технику, артиллерийские системы, реактивные системы залпового огня и боевую авиацию.

Имеются факты участия частных военных компаний в украинских событиях. Это подтверждает наметившуюся устойчивую тенденцию использования адаптивного подхода к применению военной силы.

Динамика событий на Украине не позволяет сделать однозначный прогноз дальнейшего развития обстановки в этой стране. Однако с уверенностью можно предположить, что в разрешении украинского кризиса определяющим будет возрастание фактора военной силы и масштаба ее применения, что, безусловно, окажет негативное влияние на состояние европейской безопасности.

События на Украине привели к обострению военно-политической обстановки в Европе.

Отдельные западные государства ужесточили антироссийскую военную риторику. Наращивается состав группировок объединенных вооруженных сил НАТО в Прибалтике, Польше и Румынии, а также военное присутствие блока в акваториях Балтийского, Средиземного и Черного морей.

Пересматриваются в сторону уменьшения сроки готовности сил первоочередного задействования НАТО. Повышается интенсивность оперативной и боевой подготовки войск альянса вблизи российских границ.

В этих условиях мы не можем остаться безучастными к происходящему. Нам приходится предпринимать ответные меры.

Свертывание военного сотрудничества Россией и НАТО в результате введенных в отношении нашей страны санкций, снижает эффективность мер по обеспечению региональной и глобальной безопасности.

Становится ясным, что новые взгляды на роль военной силы и ее использование в конфликтах не являются такими совершенными, как могут показаться. Их реализация может иметь серьезные последствия для мирового сообщества.

Конфликты внутри государств перестают быть исключительно внутренними и все больше приобретают международный характер. В процесс разрешения внутригосударственных противоречий в различных формах осуществляется активное вмешательство извне, от «цветных революций» до вооруженного вторжения.

Использование негосударственных вооруженных формирований в качестве основного силового инструмента в конфликтах ведет к росту неконтролируемой силы в мире. Это терроризм, экстремизм, трансграничная организованная преступность и институт наемничества.

Целые регионы погружаются в хаос. Такая сила становится одинаково опасной и для тех, против кого она направлена, и для тех, кто ее создал. При этом «цветные революции» являются одним из основных источником ее возникновения. И мы должны это осознавать.

Сегодня становится очевидным, что проблемы региональной и глобальной безопасности приобретают все более многосторонний характер и уже не могут решаться только с позиции силы.

Мы должны в равной степени чувствовать ответственность за безопасность в мире и не делить связанные с этим проблемы на свои и чужие.

Необходима не просто готовность сторон обсуждать такие проблемы. Требуется целенаправленная совместная деятельность по совершенствованию системы международной безопасности.

Только конструктивное равноправное сотрудничество в этой области может гарантированно обеспечить безопасность всех стран.

В заключение хочу подчеркнуть, что любой конфликт — это неумение понять друг друга и договориться.

Поэтому при решении проблем безопасности нам следует во главу угла ставить не собственные амбиции, а четкое осознание последствий предпринимаемых шагов и ответственности за свои действия.

Благодарю за внимание.

1 2 3 4 5
-Не проголосовано-
Оцените информацию на данной странице
Опубликовать в LiveJournal Опубликовать в twitter Опубликовать ВКонтакте Опубликовать в FaceBook
ServerCode=node1 isCompatibilityMode=false